Титрационная схема


Титрационная схема

Следующая очень употребительная методика интенсивной терапии по существу является вариантом так называемой титрационной схемы [Donlon P., Tupin J., 1975; Anderson W. et al., 1976; Donlon P. et al., 1979]. Она лишена многих недостатков, свойственных перфузиям, и рассматривается нами как своеобразная их модификация (в том смысле, что также позволяет длительное время поддерживать на относительно постоянном уровне терапевтически активную концентрацию психотропного препарата в крови).

Эта методика с успехом применялась в первые сутки лечения у беспокойных больных, которым было затруднительно проводить капельное введение. Она предпочтительна также при плохой выраженности подкожных вен.

Титрационная методика

Разработанный и применявшийся нами вариант титрационной методики состоял в следующем.

Вначале вводилась небольшая пробная доза препарата, чтобы выяснить, нет ли у больного повышенной чувствительности к нему. Если таковой не наблюдалось (а мы ее не наблюдали ни разу), начиналось соответственное лечение. Препарат вводился в небольшой дозе (например, галоперидол, трифтазин или мажептил по 5 — 10 мг, мелипрамин по 25 — 50 мг) внутримышечно.

За состоянием больного велось наблюдение в течение 1/2 ч, на исходе которого решался вопрос о целесообразности введения следующей дозы и (если повторное введение было признано необходимым) о ее величине.

Повторное введение осуществлялось в том случае, если предыдущая инъекция не оказала действия или если психотропный эффект, появившийся вскоре после введения, начал ослабевать или исчезал к концу интервала. Если же по истечении 1/2 ч эффект препарата не проявлял признаков угасания, интервал продлялся, и повторная инъекция делалась тогда, когда такая тенденция появлялась. В дальнейшем процедура повторялась столько раз, сколько признавалось необходимым исходя из состояния больного.

Основным критерием, на основе которого давалось заключение о необходимости или ненужности продолжения введения лекарств, была редукция психотической симптоматики в сфере аффекта, моторики и активности, а также степень седации, обычно нарастающей с каждой новой инъекцией. Естественно, появление резких побочных эффектов служило сигналом к приостановлению введения психотропных средств.

Эффект препарата после каждой следующей инъекции становился все более стойким, поэтому интервалы между ними постепенно удлинялись (обычно каждый последующий на 15 — 20 мин по сравнению с предыдущим). К концу дня они могли уже составлять 2 — 2,5 ч. При помощи первых инъекций предполагалось быстро достичь терапевтически эффективной концентрации в плазме крови, а дальше уже только поддерживать ее; первое требует небольших промежутков между приемами, второе допускает не только удлинение этих промежутков, но и снижение самих доз.

Независимо от количества инъекций и их частоты регулярно, каждые 30 — 60 мин, больному измеряли артериальное давление и регистрировалась частота пульса; при падении систолического давления ниже 100 мм рт. ст. (при диастолическом 50 — 60 и ниже) вводилось подкожно 2 мл кордиамина. Антипаркинсонические корректоры назначались только при отчетливом проявлении экстрапирамидных побочных эффектов (как правило, последние были очень умеренны и ограничивались незначительной акатизией, нерезким тремором конечностей); при пароксизмальных экстрапирамидных нарушениях вводился внутривенно седуксен или этаминалнатрий либо делалась внутримышечная инъекция тремблекса.

В отличие от других авторов [Anderson W. et al., 1976] мы с самого начала отказались от установления заранее максимальной суточной дозы и от жесткой фиксации интервалов между приемами. Гибкие лекарственные режимы, несомненно, более отвечают принципам минимального достаточного действия.

Титрационная методика, которая в данной модификации еще больше соответствовала своему названию, оказалась наиболее приемлемой в первые часы и сутки лечения, обеспечивая наилучшим образом подбор суточной дозы лекарства и режим введения.

Постепенное удлинение интервала с нарастанием суммарной дозы создавало более равномерную лекарственную нагрузку в течение суток. Если бы интервалы были жестко фиксированы, то в иных случаях больной мог бы получить в первые 4 — 5 ч лечения, скажем, 80 — 100 мг галоперидола. Тогда введение пришлось бы приостановить из-за опасности передозировки. Кроме того, дальнейшее наращивание суточной дозы бессмысленно (а может быть, и вредно), поскольку не ведет больше к пропорциональному усилению лечебного действия [Davis J., 1976]. Более того, оно могло бы повести к его ослаблению при превышении оптимальной концентрации препарата в крови [KraghSprensen P., Hansen Ch., 1974; Broadhurst A. et al., 1977; Sprensen D. et al., 1978].

В результате оставшуюся часть суток больной не получал бы требуемого лечения, что могло бы способствовать оживлению симптоматики психоза. Наступление выраженной седации и сонливости является главным критерием для приостановления введения препаратов; следующая доза назначается только тогда, когда седация начинает ослабевать (в ряде случаев не требуется вся оставшаяся часть суток).

«Фармако-терапевтические основы реабилитации психически больных»,
под ред. Р.Я.Вовина

Смотрите также: