Точки приложения психотропных средств


Точки приложения психотропных средств

Накапливающийся клинический опыт привел к пересмотру представлений, ограничивающих точки приложения психотропных средств.

Расширяя границы применения этих веществ, Н. Janz (1963) настаивал на том, что результаты психофармакотерапии определяются ее действием на комплекс так называемых элементарно-душевных сторон личности или на «витальную основу», т. е. проявления, которые служат непосредственными выражениями биологического субстрата болезни. В. Petho (1976) полагал, что психотропные вещества производят нормализацию психоэнергетического фона и синтонизацию при гетерогенных симптомах, т. е. «выравнивают» фундаментальные функции мозга.

Такие более разносторонние оценки действия психотропных веществ, несмотря на их некоторую нечеткость, более адекватны клинической практике. Кроме того, подобные определения хорошо согласуются и с представлениями о биохимических механизмах действия психотропных веществ.

Иными словами, нейрофизиологические изменения, происходящие в результате действия этих веществ, следует рассматривать как промежуточные звенья цепи, связывающей биохимическую активность психофармакологических агентов с изменением поведения в широком смысле [Tissot R., 1975].

Раскрывая сущность такой последовательности в действии психотропных средств, S. Irwin (1968) подчеркивал то обстоятельство, что в качестве химических средств лекарства не могут прямо воздействовать на поведение.

Их активность сказывается прежде всего в изменениях ферментативных процессов, которые в свою очередь оказывают влияние на ткани и функции органов. Результирующими же изменениями оказываются модификации физиологического состояния и форм поведения.

Описание этих модификаций для специалиста, владеющего преимущественно клиническим языком, крайне затруднено, так как происходящие события имеют скорее физиологический смысл и не могут (или могут с большим трудом) обозначаться с помощью психиатрического понятийного аппарата. Современные психофармакологические препараты, пишет Ю. А. Александровский (1985), вмешиваясь в метаболические процессы в организме, нормализуют в первую очередь биологическую основу адаптированного реагирования человека, прежде всего подсистему эмоционально-аффективного реагирования. Вследствие этого упорядочивается деятельность единой системы адаптированного психического реагирования.

В связи с этим нельзя не согласиться с А. Сорреп и Н. Корега (1978), настаивающих на создании физиологической или биологической классификации психических расстройств, необходимой для адекватного описания явлений, которые происходят в условиях психофармакотерапевтического воздействия.

Данные, позволяющие определить наиболее непосредственные результаты действия психотропных средств в их клиническом выражении, могут быть получены при рассмотрении последовательности лечебных преобразований различных психопатологических состояний.

Изучение вызванной приемом нейролептиков динамики терапевтического регресса у больных шизофренией показывает наличие определенной, строго последовательной этапности в этом процессе. Необходимо подчеркнуть, что наиболее информативными моделями для такого изучения являются клинические картины, объединяемые общим определением «острые состояния» (острые параноиды, аффективно-бредовые синдромы, напряженный кататонический ступор, картины, характеризующиеся изменчивым полиморфизмом и др.).

С началом введения нейролептического средства, особенно если оно относится к категории мощных антипсихотических средств и используется в адекватной дозе, практически сразу уменьшается возбуждение, наступает расслабление мускулатуры, успокоение.

В это же время или чуть позже редуцируются недифференцированное напряжение, злобность, страх, исчезает склонность к агрессии и разрушительным действиям.


«Фармако-терапевтические основы реабилитации психически больных»,
под ред. Р.Я.Вовина

Смотрите также: