Формирование ремиссии


Формирование ремиссии

Представления о формировании ремиссии как закономерно протекающем процессе вносят существенные коррективы в представления о принципах выбора фармако и психотерапевтической тактики.

Прежде задача психофармакологического лечения формулировалась как устранение психопатологической структуры («синдром — мишень»). В свете изложенных представлений она распадается на ряд последовательных задач. Каждая из них состоит в том, чтобы вызвать наступление следующего, ожидаемого этапа формирования ремиссии.

При решении каждой задачи имеется в виду создание фундамента для решения последующих. Терапевтическая тактика становится более гибкой. Происходит постоянное изменение интенсивности и спектра психофармакологического воздействия.

В основе этих изменений лежит анализ не только актуальной структуры психопатологических проявлений, но и прогноз ее ближайших (и последующих) изменений.

Это диктует необходимость не следовать за изменениями психопатологической структуры, а предварять их. Особую важность приобретают вопросы: какие изменения в клинической картине мы вправе ожидать и соответствуют ли наблюдаемые изменения нашим ожиданиям? Это позволяет при необходимости перестроить терапевтическую тактику либо пересмотреть в ряде случаев диагностическую оценку.

На этом клиническом фундаменте должны, по нашему мнению, строиться обобщенные представления о терапевтическом процессе, возможностях лечения и о пределах этих возможностей, о принципах выбора тактики фармако и психотерапии, «точках приложения» [Снежневский А. В., 1962] этих методов и об оптимальном соотношении между ними.

Выше, при анализе формирования ремиссии, были описаны терапевтические приемы, анализ которых должен привести к разработке теоретически обоснованных, эмпирически проверенных принципов и правил выбора терапевтической тактики. Эти принципы и правила в свою очередь должны составить основу конкретных рекомендаций. При этом, естественно, не удается избежать тривиальностей наподобие того, что при депрессии нужно назначать антидепрессанты.

Однако даже подобные рекомендации при всей их очевидности, на наш взгляд, различаются по своему значению в зависимости от того, в какой клиникотерапевтической ситуации они звучат. При назначении тех же антидепрессантов необходимо отчетливо представлять, что конкретно ожидается от их назначения именно в данной ситуации.

Ясность в этом позволит в нужный момент изменить дозу назначенного препарата, скорригировать его действие, вовремя отменить его. В других случаях это потребует игнорировать какие-то явления, представляющиеся на первый взгляд нежелательными и т. п. Иными словами, от понимания характера изменений, ожидаемых в ходе лечения, зависит нюансированность терапевтической тактики, а это, по нашему мнению, значит не меньше, чем правильный выбор метода или препарата.

Выше было сформулировано представление о формировании ремиссии как о закономерно развивающемся процессе. Он протекает в русле определенных динамических типов, вариантов. Частные клинические задачи таким образом вводятся в контекст представлений о формировании ремиссии, ее последующей динамике.

Не менее существенна и другая сторона терапевтической проблемы — это выделение некоторых общих правил и принципов применения различных терапевтических средств и методов.

Если представления о закономерностях терапевтической динамики проясняют содержание клинических задач, то обобщенные представления о терапии, правила и принципы применения различных препаратов и методов должны, на наш взгляд, упорядочивать выбор терапевтической тактики, направленной на решение этих задач.


«Фармако-терапевтические основы реабилитации психически больных»,
под ред. Р.Я.Вовина

Смотрите также: