Связь между положительным эффектом ДС и нарушениями в двигательной сфере


Связь между положительным эффектом ДС и нарушениями в двигательной сфере

Некоторыми авторами указывалось на существование тесной связи между положительным эффектом ДС и нарушениями в двигательной сфере [Burg W., Hoofdakker R., 1975]. В качестве доказательства приводились факты, указывающие, что улучшения после лишения сна и ухудшения, наступавшие после восстановительной ночи, в наибольшей степени проявлялись в моторике больных.

Наши исследования также свидетельствуют о наличии корреляций между заторможенностью в исходной клинической картине и конечным терапевтическим эффектом. Однако сами симптомы заторможенности обнаруживали замедленную редукцию в процессе лечения.

Наблюдения показали, что те или иные симптомы депрессии обнаруживают различную чувствительность к воздействию ДС. Уже во время первой бессонной ночи, как правило, значительно уменьшались или полностью исчезали суицидные тенденции, смягчались переживания виновности, существенно сглаживались признаки общей аффективной напряженности. Наименьшей чувствительностью к ДС обладали тревожные переживания и деперсонализация. Тревога нередко даже усиливалась во время периода лишения сна.

Удалось установить наличие двух типов регресса депрессивной симптоматики. При гармоническом типе улучшение происходило равномерно, несколько усиливаясь по темпу после одной из восстановительных ночей, и следовало по линии уменьшения общей аффективной напряженности с последующим гармоническим редуцированием других депрессивных компонентов без резких подъемов и спадов. При дисгармоничном типе эффект лечения был недостаточным. Обратная динамика оказалась замедленной. Улучшение происходило первоначально также по линии уменьшения общей аффективной напряженности.

Однако, несмотря на заметное уменьшение выраженности таких симптомов, как «депрессивное настроение» и «суицидные тенденции», «тревожные переживания» и «деперсонализация» обнаруживали замедленную редукцию; тревога приобретала нерезко доминирующий характер.

В ряде случаев во время бессонной ночи или на следующий день отмечался стимулирующий эффект с появлением эйфории и расторможенности, однако в дальнейшем происходило ухудшение состояния с усилением тревожных переживаний («эффект маятника»).

Следует отметить, что выделенные типы регресса депрессивной симптоматики напоминают таковые и при фармакотерапии. По-видимому, здесь проявляются сходные закономерности. Основным дисгармонизирующим фактором нередко выступает тревога, особенно если выбор антидепрессанта строится без предельно уточненной оценки клинической картины. Вообще антидепрессивный спектр ДС напоминает действие антидепрессантов с доминированием тимоаналептического компонента. В клинической практике широко известны случаи, когда терапия мелипрамином приводила к усилению тревоги.

Таким образом, полученные результаты показали, что тревога, особенно если она носит витальный характер, является фактором, препятствующим собственно антидепрессивному действию ДС.

Нередко обострения тревоги были связаны непосредственно с бессонной ночью, когда на фоне «просветления» и возрастания активности больные отмечали появление немотивированного волнения или неприятного чувства взбудораженности. В этом аспекте интересен также факт появления или усиления тревоги, происходящих параллельно с вечерним улучшением настроения и возрастанием активности больных.

«Фармако-терапевтические основы реабилитации психически больных»,
под ред. Р.Я.Вовина

Смотрите также: