Психофармакотерапия


Психофармакотерапия

Итак, психофармакотерапия — компонент длительного, многоступенчатого и разностороннего процесса реабилитации. В части случаев и на некоторых этапах применение психофармакотерапии практически исчерпывает комплекс необходимых воздействий. Примером тому является специально описанная методика интенсивной терапии, наиболее адекватная острым дебютам эндогенных приступов.

В других — психофармакотерапия занимает второстепенное, даже в известной мере подчиненное положение, как, например, на этапе становления и дозревания ремиссии. Можно даже сказать, что одним из основных принципов этого этапа, которым следует руководствоваться при разработке лекарственного режима, является максимально возможное устранение фармакологических барьеров на пути влияния психосоциальных воздействий, оптимизация психотерапевтического взаимодействия между врачом и больным. Совершенно правомерен поэтому вопрос: всегда ли необходима психофармакотерапия в период ремиссии?

Ответа пока еще на него нет, хотя многие клиницисты упорно пытались разрешить эту задачу с помощью различных методических приемов. Единственно, что, пожалуй, стало ясно, — это наличие реальной возможности полного освобождения от приема препаратов какой-то небольшой группы больных. Но на какие критерии можно при этом опираться — остается практически в полной неизвестности. Следует подчеркнуть, что речь при этом может идти только о пациентах, находящихся в прочно стабилизированных ремиссиях.

В заключение хотелось бы выделить тот круг наиболее актуальных задач, стоящих перед психофармакотерапией, которые диктуются современным положением в развитии реабилитационного направления.

Нам представляется, что наиболее серьезным препятствием на пути эффективного применения реадаптационных усилий является тот круг расстройств, которые объединяются под общим обозначением дефицитарная или негативная симптоматика. Действительно, какие бы мероприятия психо-социального плана ни проводились, какими бы утонченно избирательными ни были действия врача, без продуктивного реагирования, при дефиците «обратной» связи они кажутся малорезультативными или даже бесплодными.

Фармакологические возможности, компенсации дефицитарного пока еще очень призрачны. Известного успеха можно добиться в случаях, когда этим проявлениям сопутствуют трудно определяемый депрессивный фон с апатико-адинамической окраской [Бовин Р. Я., Гусева О. В., 1986]. Назначение антидепрессантов несколько улучшает состояние больного, особенно в отношении активности.

Однако это довольно частный вариант, а кроме того воздействие оказывается только на неосновные расстройства. Отсюда становится понятным острая необходимость поиска средств, оказывающих целенаправленное аналептическое влияние на недостаточность эмоциональных и волевых функций, уровень побуждений. Применение стимуляторов для коррекции этих состояний, по нашему мнению, лишено продуктивных оснований, поскольку, во-первых, есть риск вызвать состояние гиперстимуляции и, во-вторых, действие их, если оно и проявляется, оказывается сравнительно кратковременным и часто влечет за собой еще большее истощение энергетической потенции.

Некоторые надежды на решение этой проблемы внушают разработки фармакологов в области поиска и синтеза энергодающих препаратов, например, такого, как беметил. Возможно, что дальнейшее развитие этой области фармакологии приведет к созданию препаратов, оказывающих долговременное и недекомпенсирующее действие на дефицитарную симптоматику.


«Фармако-терапевтические основы реабилитации психически больных»,
под ред. Р.Я.Вовина

Смотрите также: