Теория реактивности живых систем


Теория реактивности живых систем

Теория реактивности живых систем охватывает своими рамками молекулярную патологию и теорию нервизма, в интервале между которыми можно расположить и все другие теории.

Может ли теория реактивности живых систем подменить каждую из этих теорий? Нет, не может, так как общая теория объясняет главное, основное, но отнюдь не все. Теория, которая пытается объяснять все, по существу, не может объяснить ничего.

Могут сказать, что теория реактивности слишком общая и абстрактная теория. Но именно этому требованию и должна отвечать единая общебиологическая теория современной медицины.

Один из основоположников теории систем М. Месарович (1966) писал:

«Общая теория должна быть настолько общей, чтобы ей удалось охватить все различные уже существующие конкретные теории. В связи с этим она должна быть достаточно абстрактной, чтобы ее термины и понятия могли быть интерпретированы в каждой из более узких областей.

Ясно, что чем более абстрактно некоторое высказывание, тем на более широкий круг объектов оно распространяется, но одновременно тем меньше несет оно информации относительно поведения любой конкретной системы. Общие понятия должны подчеркивать то общее, что есть в поведении рассматриваемых систем, и пренебрегать частностями, характерными для поведения каждой конкретной системы в отдельности.

Поэтому наибольшую трудность при построении любой общей теории представляет выбор нужного уровня общности, или абстрагирования. Понятия такой теории должны распространяться на достаточно широкий круг систем, и в то же время они должны позволить нам прийти к выводам, содержащим достаточно информации для адекватного понимания рассматриваемого частного случая».

Таковы основные гносеологические требования, которым должна отвечать общая теория. Представляется, что именно этим требованиям и отвечает единая общепатологическая (общебиологическая) доктрина современной медицины — доктрина адаптивного отражения (реагирования) живых систем.

К. Маркс указывал, что не только результат, но и ведущий к нему путь должны быть истинными1.

Методология, следовательно, охватывает как путь исследования (научная проблема, эмпирический анализ, эксперимент, моделирование, протокольный факт), так и результат исследования (научный факт, гипотезу, теорию). Теория «менее чувствительна», чем «протокольный факт». Первая требует абстрактно-логического мышления, для второго достаточно чувственной (рецепторной) фиксации. В нашей книге методология медицины рассматривается на финальном уровне — уровне теоретического обобщения. Мы рассматриваем не пути, ведущие к теории (это было сделано в наших других работах), а результат этого пути — «теоретические элементы» медицины, в которых концентрируется синтез современного видения теории медицины.

Современный этап развития медицины характеризуется органическим единством, «сплавом» всеобщего и специфического, нерасторжимой связью философии и медицины, когда принципы всеобщего вошли в «ткань» медицины, стали ее неотъемлемой частью.

Разве можно отделить состояние человека (норма — патология, здоровье — болезнь) от теории состояний, детерминацию состояний человека — от теории детерминации, функцию и структуру — от теории структурности.

Все последующие, анализируемые нами теории (адаптациогенеза, нормы, патологии, потребностей и лечения) — это онтологически присущие человеку состояния, анализ которых дает нам синтетическое представление об объективных процессах, исследуемых теоретической медициной.

1См.: Маркс К. Заметки о новейшей прусской цензурной инструкции. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч., изд. 2-е, т. 1, с. 7.


«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: