Биоценотические адаптации


Биоценотические адаптации

Понятия индивидуальных и видовых адаптации прочно вошли в биологию и эволюционную теорию. Иначе обстоит дело с выяснением содержания понятия «биоценотические адаптации». Выдвижение его по аналогии с двумя выше отмеченными и в соответствии с классификацией основных форм организации живого лишь поставило на повестку дня эту задачу. Она не может быть решена и ее решение даже не может начаться без выяснения особенностей организации биогеоценоза. Между тем проблема биоценотических адаптации в связи с обострившимися проблемами экологии сейчас приобретает особую актуальность в биологии и медицине.

Общепринятым является мнение, что основу взаимоотношений в биогеоценозах составляют трофические связи, обеспечивающие обмен веществом и энергией между его компонентами. Нельзя, однако, упускать из виду то обстоятельство, что отношения организмов к окружающим условиям (биотическим и абиотическим) так или иначе преломляются через фундаментальное свойство живого — воспроизводство и сохранение потомства. Именно репродуктивной основе подчинены не только трофические, но и большинство других взаимоотношений в биогеоценозе.

Организация любого биогеоценоза строится на двух типах отношений внутри его живой массы (фито и зоокомпоненты), включая взаимосвязь с косной средой, которые по аналогии с классификацией внутривидовых отношений можно разделить на основные и производные. К основным относятся те трофорепродуктивные отношения, которые непосредственно обеспечивают воспроизведение сложившейся уже исторически структуры биогеоценоза и вместе с тем являются условием его дальнейшей эволюции. Производные отношения хотя прямо и не участвуют в воспроизведении этой структуры, но являются необходимыми для нормального протекания репродуктивных процессов в биогеоценозе.

Основные и производные отношения в биогеоценозе основываются на генетических, трофических и топических связях. Генетические связи обеспечивают размножение внутри вида. У животных они выражаются в подборе пар, спаривании и других формах отношений между полами. У растений существует межвидовая гибридизация. Генетические связи у растенийэнтомофилов могут осуществляться только в биогеоценозе при наличии насекомых-опылителей; у анемофилов  — такого компонента косной среды, как ветер. Немаловажную роль в генетических связях растений выполняют животные  — распространители семян (карпофилы). В зоокомпоненте распространению продуктов размножения (яйца, личинки) случайно могут способствовать другие виды животных.

Генетические связи тесно переплетаются с трофическими отношениями, без которых вообще невозможно воспроизводство организмов не только в смысле формирования эмбрионов и их дальнейшего развития в онтогенезе, но и образования гамет и зигот. Топические связи  — это основа производных отношений. Топические связи складываются из различных форм борьбы организмов за место в биогеоценозе. У растений они проявляются преимущественно в конкуренции за благоприятные условия произрастания и возобновления, у животных  — за охотничьи участки, укрытия от хищников и неблагоприятных абиотических факторов, места размножения, лучшие условия охраны потомства. Репродуктивные отношения (подчеркнем еще раз) составляют основу биогеоценоза, будучи поддерживаемы всеми тремя типами рассмотренных связей.

Исходя из понимания биологической организации как целесообразно упорядоченного функционирования системы, направленной на ее самосохранение и развитие, мы можем определить сущность организации биогеоценоза на основе выявления биоценотических адаптации. Ведущей биоценотической адаптацией будет способность к поддержанию сложившихся репродуктивных отношений внутри биогеоценоза соответственно изменениям его косной среды и биокомпонента. Как и любые другие адаптации системного типа (индивидуальные, видовые), биоценотические адаптации представляют собой продукт исторического развития под действием многообразных (внутривидовых и межвидовых), выражающихся в конкуренции и кооперации форм борьбы за существование и естественного отбора.

Поскольку организация есть фундаментальное свойство жизни, обеспечивающее ее функционирование и развитие, постольку сложной формой биологической организации следует признать не индивид, как уже отмечалось, и даже не популяцию (вид), а биогеоценоз. Эволюционный процесс сам по себе не может осуществляться в отдельно взятой, изолированной от сообщества, популяции.

Беспрепятственно эволюция протекает только в рамках биогеоценоза, и ареной ее деятельности является не популяция (хотя она и остается элементарной эволюирующей единицей), а биогеоценоз и биосфера в целом. Ярким свидетельством тому служат факты сопряженной эволюции, построенной на межвидовой борьбе за существование и внутривидовом состязании.

В свете данных рассуждений встает вопрос о признаках, по которым можно было бы характеризовать биоценоз как самостоятельную форму организации живого. Существующий критерий классификации биогеоценозов по их приуроченности к элементам географических ландшафтов (типа озерного, болотного или лугового) является скорее описательным и не может быть признан в качестве строго определяющего общего критерия.

Последний должен отражать не топографию, т. е. не фиксировать биогеоценоз как явление, а вскрывать его сущность, которая, по мнению А. Б. Георгиевского (1975), заключается в способности биогеоценоза к самостоятельному существованию и историческому развитию. Конечно, при таком подходе число выделенных по топографическому признаку биогеоценозов значительно уменьшится, но зато будут четко определены границы их как особой формы организации живого.

Практическое решение задачи по определению действительных (истинных) биогеоценозов — дело чрезвычайно сложное, как труднодоступна для познания вообще сущность любого явления и ее многопорядковости. Однако понимание сущности биогеоценоза как особой формы организации живого, способной к самостоятельному функционированию и эволюции, дает ключ к решению этой задачи.

Биоценотический уровень в последнее время стал пристально изучаться в медицинской микробиологии и клинической медицине, ибо так называемая раневая инфекция  — это типичный микробиоценоз. Отсюда следуют и практические рекомендации — изучить систему связей раневого биоценоза и научиться воздействовать на каждый биотический и абиотический компонент микробного биоценоза. Только в этом случае мы получим нужный лечебный эффект. Проблема биоценоза имеет важное значение и в эпидемиологии.


«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: