Организмоцентристская концепция адаптации


Организмоцентристская концепция адаптации

В современной медицине, имеющей дело с отдельными больными людьми, также господствует организмоцентристская концепция адаптации. Видовые особенности адаптации человека и особенно различные уровни и формы социальной адаптации людей в коллективах и других микро и макросоциальных системах клиническая медицина не изучает.

Это не может не сказываться отрицательно на медицинской теории и практике и, в частности, ведет к тому, что недостаточно изучается и учитывается в медицине специфика генетической и социальной обусловленности адаптации и дезадаптации человека.

На человека часто механически экстраполируют общебиологические (физиологические, гормональные, генетические) закономерности адаптации, что приводит к грубым и неадекватным аналогиям. Например, известно, что адреналин имеет большое общее мобилизующее значение для организма: увеличивает выделение в кровь сахара, необходимого для мышечной работы, усиливает деятельность сердца, обостряет зрение, активирует ряд других функций. Выделение адреналина гормональной системой происходит при любом нормальном и патологическом физическом напряжении.

Тем самым нет основания считать состояние стресса адаптационным синдромом, характерным только для патологического процесса, и сводить к нему всю теорию патологии, как это делает Г. Селье. Не всегда оправданная искусственная стимуляция кортикоидными препаратами адаптационного состояния приносит нередко вред организму, а не пользу.

Точно так же очевидно негативное значение извращенной адаптации к антибиотикам, снизившей эффект лечения и вызывавшей аллергию у многих лечившихся ими людей. В связи с этим очень важно видеть предел адаптационных возможностей человека, связь возможного и действительного в самой адаптации.

Рассматривая вопрос об изменении течения и интенсивности многих болезней и связывая это явление с результатом применения антибиотиков, сульфаниламидных препаратов, стероидных гормонов, средств аутотерапии, многие врачи отмечают изменения в анатомической и функциональной картине многих современных нозологических единиц. Но все эти онтогенетические модификации, связанные с болезнью индивида, в большинстве случаев не наследуются.

Для врачаклинициста болезнь — прежде всего онтогенетическое явление, связанное с «нарушением» приспособления, «изменением» трудоспособности, «аномалиями» взаимоотношений со средой. Поэтому утверждению подлинных эволюционногенетических принципов в теории патологии (и медицины в целом) всегда противостояла сильная механоламаркистская тенденция с ее формальным принципом прямого приспособления к воздействиям внешней среды.

К идее приспособительной сущности болезни И. В. Давыдовский пришел именно потому, что сконцентрировал внимание в своем определении болезни только на ее филогенетическом аспекте. В действительности же патолог как теоретик медицины не может ограничиваться в отдельности ни онтогенетическими, ни филогенетическими аспектами болезни. При раскрытии общебиологической сущности болезни необходимо учитывать не только генотипические изменения, происходящие в исторически сложившейся норме реакции, но и процессы, затрагивающие фенотипический уровень, на которые существенное влияние может оказывать и социальная среда. Этот вопрос требует популяционноцентрического подхода.

Результаты эволюционного развития популяций и видов фиксируются в конкретных фенотипах. Следовательно, изучение взаимодействия нормы и аномалий в эволюции живого было бы неполным без обращения к индивидуальному развитию организмов. Помимо генетических причин, вызывающих нормальное или аномальное развитие особей и обусловленных филогенетически, существует множество внешних причин, в той или иной степени направляющих онтогенез.

Изменения на каждом из этапов онтогенеза могут различным образом воздействовать на дальнейшее развитие индивида. Многие чрезвычайные воздействия среды не приводят к мгновенному летальному исходу, но порождают некоторые нарушения развития особи.

В результате нарушений онтогенеза возможно не только возникновение аномалий и уродов, но как крайний вариант — возникновение новой органической индивидуальности.

Строгая детерминация онтогенеза позволяет очертить как бы общие контуры развития, в которые вносит свои коррективы развитие особи в реальных условиях. Норма реакции допускает не только оптимальную жизнедеятельность и летальный исход, но и разнообразие патологических функций. В то же время норма включает некоторый диапазон колебаний основных функций, не нарушающих оптимальное функционирование систем как в данный момент, так и в ее развитии.

Следовательно, развертывание генетической программы осуществляется не гладко, а в постоянном взаимодействии с различными повреждающими факторами, причем множество «повреждающих» факторов является условием развития особи.

«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: