Среднестатистический вариант


Среднестатистический вариант

И. Кант был первым из философов, кто обстоятельно обосновал с позиций «практического разума» допустимость такого типологического представления о норме. По существу, на этом кантовском представлении о норме (норма — нечто «от и до» или среднестатистический вариант) стоит вся современная «практическая медицина».

А может быть такого представления о норме для клинической медицины и достаточно?

Ведь нельзя же обойтись практическому врачу (клиницисту) без «точек отсчета» — «от…до», без шаблона норм («шаблон» в хорошем понимании — в смысле «эталон», «мера»). Вообще в медицине без «нормориентаций», «нормустановок» в клинической практике не обойтись… Не случайно Главная комиссия по радиологической защите (№ 23, 1977) на протяжении почти 30 лет разрабатывает медико-биологические характеристики Standart  Man («стандартного человека») или, как его стали называть сейчас — Reference Man — «условного человека». Без этих «эталонов норм» («условного человека») врачу не отличить здоровье от болезни. Присмотримся, однако, повнимательней к этой точке зрения на норму.

Многие современные зарубежные теоретики концепции релятивизма в медицине молчаливо исходят из типологического (среднестатистического) представления о норме. Открывая факты, не укладывающиеся в прокрустово ложе такой «стандартизированной нормы», они заявляют: в реальной действительности нет никаких норм, норма  — это фикция, созданная разумом для практического удобства, по соглашению между учеными-медиками. На философском языке подобный взгляд называется конвенционализмом («конвенция» — соглашение).

В науке немало различных конвенций — международная физическая система единиц СИ, химические символы, анатомическая номенклатура, классификации нозологических единиц, различные условные символы, дорожные знаки. «Условный человек» определяется так: «Находится в возрастной группе 20 — 30 лет, имеет массу тела 70 кг при росте 170 см и живет при температуре от 10 до 20 °С». Это типичный пример медицинской конвенции.

Договорный момент всегда предполагает субъективный акт. Чрезмерное раздувание последнего (конвенционализма) неминуемо приводит к крайнему субъективизму. Так, патолог А. Кнойкер (1950), посвятивший одну из своих работ проблеме нормы, приписывает последней исключительно субъективное значение, целиком зависящее от личного мнения врача и даже от «произвола оценивающего индивида». Его вывод лишен всякой двусмысленности: «Норма в медицине — фикция, не поддающаяся никакому научному определению; норма — всецело субъективная и произвольно рассматриваемая ценность, суть понятия или состояния, гносеологически и мысленно хотя и допустимого, но в практике не выражающего ничего конкретного и определенного».

Конвенционалистский подход не может быть оправдан тем, что в практике, действительно, нередки случаи достаточно произвольного установления стандартов (нормативов). Например, гигиенические нормативы предельно допустимых концентраций (ПДК) в СССР и США в кратности расхождения доходят нередко до нескольких десятков раз. Так, в СССР ПДК тетрахлорэтилена в воздухе рабочих помещений не должна превышать 10 мг/м3, а в США  — 670 мг/м3 (т. е. расхождение в 67 раз!).

Однако каждому врачу (впрочем, как и пациенту) хорошо известно, что здоровье и болезнь, норма и патология — вполне реальные явления, независимые от познающего субъекта.

«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: