Релятивизм


Релятивизм

Релятивизм, как основа теории познания, есть не только признание относительности наших знаний, но и отрицание какой бы то ни было объективной, независимо от человечества существующей, мерки или модели, к которой приближается наше относительное познание. С точки зрения голого релятивизма можно оправдать всякую софистику… Диалектика, — как разъяснял еще Гегель, — включает в себя момент релятивизма, отрицания, скептицизма, но не сводится к релятивизму. Материалистическая диалектика Маркса и Энгельса безусловно включает в себя релятивизм, но не сводится к нему, т. е. признает относительность всех наших знаний не в смысле отрицания объективной истины, а в смысле исторической условности пределов приближения наших знаний к этой истине»1.

Именно потому, что понятие нормы модифицировалось, развивалось вместе с развитием науки, оно не поддается раз и навсегда данной однозначной трактовке. Можно выбрать ряд существенных определений нормы, однако ни одно из них не может отразить полно антиномичность нормы, ее многогранность. Это не означает, что не нужно вообще кратко и афористично определять норму.

Важно в данном случае лишь подчеркнуть, что определить понятие нормы можно, только реконструировав процесс познания, создав тем самым теорию нормы (нормологию). В контексте теории нормы отдельные определения нормы становятся компонентом теории, соответствующей историческому уровню познания. Прав В. С. Библер (1967), утверждающий, что многозначность понятия, многозначность его определения составляет условия подлинного понимания сущности вещей. Видимо, разночтения в определении нормы объясняются не столько самой путаницей понятий, сколько многозначностью подходов к объяснению объекта, противоречивостью реального феномена нормы.

Невозможно определить нормы развивающихся живых систем, смену норм в эволюции вне исторического анализа, не позволяющего ограничиться раз и навсегда готовыми формулировками. Уместно в связи с этим вспомнить высказывание Ф. Энгельса в «Предисловии» к 3-му тому «Капитала», направленное против критиков К. Маркса, которые «…основываются на недоразумении, будто Маркс дает определения там, где он в действительности развивает, и на непонимании того, что у Маркса вообще пришлось бы поискать готовых и раз навсегда пригодных определений. Ведь само собой разумеется, что, когда вещи и их взаимные отношения рассматриваются не как постоянные, а как находящиеся в процессе изменений, то и их мысленные отражения, понятия, тоже подвержены изменению и преобразованию; их не втискивают в окостенелые определения, а рассматривают в их историческом, соответственно логическом, процессе образования»2.

Комплексная разработка проблемы нормы в различных науках позволит выявить общие принципы понятия нормы. В медицине давно назрела необходимость в комплексном изучении человека методами многих наук, этот путь является наиболее плодотворным и в создании теории нормы (нормологии), а значит, и в разработке понятия нормы.

Точно так же и в любой другой области: изучение особенностей того или иного объекта нельзя отрывать от комплексной разработки проблемы нормы. Конкретный анализ проблемы нормы в соответствии с изучением важнейших параметров индивидуального развития становится одним из компонентов общей проблемы современной науки — комплексного изучения человека [Ананьев Б. Г., 1957, 1977].

1Ленин В. И. Материализм и эмпириокритицизм. — Поли. собр. соч., изд. 5е, т. 18, с. 139.

2Энгельс Ф. Предисловие к III тому «Капитала». — Маркс К., Энгельс Ф. Соч., изд. 2е, т. 25, ч. I, с. 16.


«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: