Разделение неврозов и психопатий


Разделение неврозов и психопатий

Ю. А. Александровский (1976) прав, отмечая, что существующее в настоящее время разделение неврозов и психопатий на основании характерных для первых из них «психогенности» и «функциональности», а для вторых — «биологичности» и «органичности» носит сугубо относительный характер.

Такое разделение имеет важное значение для описания клинических форм и вариантов пограничных состояний, определения их прогноза, но не является принципиальным для понимания различий определяющих их патофизиологических механизмов.

Эти механизмы являются скорее общими, а не различными и при неврозах, и при психопатии. Е. С. Авербух (1974) замечает, что клинические картины, характерные для «истинных неврозов» (неврастении, истерии, невроза навязчивых состояний), могут быть обозначены как «невротические синдромы», безотносительно к основному этиопатогенезу заболеваний в целом.

«Чтобы эти клинические синдромы… реализовались, — пишет он, — и из «возможных» стали «действительными», требуется структурное сочетание врожденно-конституциональных, соматогенно-органических и личностно-ситуативных факторов в их различной комбинации. В зависимости от преобладающего значения того или другого из этих сложных по своей структуре факторов в возникновении, становлении и развитии заболевания говорят о неврозах конституциональных (психопатиях), соматогенно-органических (неврозоподобных состояниях) и психогенно-реактивных (психоневрозах)».

Представленное понимание механизмов, обусловливающих возникновение пограничных форм нервно-психических расстройств, не позволяет относить отдельные изолированные биологические и социальные факторы к числу единственной причины как неврозов, так и других пограничных состояний.

Их роль, сколь бы очевидно значимой, на первый взгляд, она ни казалась, не может иметь прямолинейного причинно-следственного значения для возникновения состояния психической дезадаптации.

Конституциональные психопатические черты характера, как известно, еще не являются болезненными проявлениями. Только под влиянием дезадаптирующих, прежде всего психогенных, воздействий происходит развертывание патогенетических механизмов декомпенсации психопатической личности. П. Б. Ганнушкин писал, что «психопаты особенно легко дают патологические реакции на психические травмы…».

Г. Е. Сухарева, (1959), в свою очередь, замечает: «повышенная восприимчивость к психическим травмам наблюдается преимущественно у психопатических личностей, у интеллектуально отсталых, у больных с остаточными явлениями после перенесенных мозговых инфекций и травм мозга…».

Это сближает декомпенсацию психопатии с неврозом, который разворачивается на иной, «не психопатической» почве [Александровский Ю. А., 1976].

«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: