«Программы болезни»


«Программы болезни»

Рассмотрим наиболее типичные «программы болезни», связанные с нарушением динамической саморегуляции в условиях патологического процесса по принципу обратной связи. Несмотря на очевидную важность разбираемого принципа для теории патологии, он привлекает пока незаслуженно мало внимания со стороны патологов. Во всяком случае нам не известны работы, где этот вопрос обобщался бы специально.

Можно, конечно, возразить, что вся патология есть по существу наука о нарушениях саморегуляции физиологических процессов и их последствиях и что рассмотрение таких нарушений во всей их сложности предполагает анализ значения обратных связей в каждом конкретном случае. Тем не менее периодическое обсуждение данного аспекта проблемы и проблемы в целом представляется весьма полезным.

Так, Н. М. Амосов (1964) определяет болезнь как «состояние неустойчивости режима саморегулирующейся системы, возникшее в результате чрезмерных или необычных внешних воздействий либо дефектов в собственных программах». Болгарский патолог Л. Телчаров (1963) определяет болезнь как нарушение «физиологической меры» саморегуляции живых систем.

В литературе уже сделаны попытки подойти к пониманию болезни как нарушению динамической саморегуляции живых систем, в основе механизма которой лежат типовые нарушения обратных связей. Изучение типовых нарушений функций (динамики) обратных связей позволило объединять их в несколько основных групп [Петленко В. П., Виноградов В. М., 1971].

Рассмотрим с этих позиций генез гипертонической болезни. Как известно, колебания артериального давления бывают и у вполне здоровых людей, но именно потому они и здоровы, что эти колебания быстро устраняются системой обратных связей. Транзиторная стадия гипертонической болезни является первым свидетельством несостоятельности, недостаточности механизма, регулирующего сосудистый тонус.

Обратная связь с барорецепторов здесь еще функционирует, но влияние ее временами резко ослабевает. Именно в эти периоды врач регистрирует у больного повышенное артериальное давление. В дальнейшем происходит постепенная адаптация рецепторов (либо всей регулирующей системы) к высокому давлению, и гипертония становится стойкой.

Почему же в таком случае давление не повышается беспредельно, а довольно стабильно удерживается на новом высоком уровне? Этот вопрос неизбежно приводит нас к понятию динамичности самого гомеостаза: различные параметры его постепенно с возрастом меняются в зависимости от условий и ритма жизни, характера труда и многих других причин, хотя болезнь (в данном случае гипертония) выражается в потере способности поддерживать эти параметры в границах определенного интервала здоровья, хроническое течение ее позволяет нервной системе «обеспечить» гомеостаз на новом уровне.

Именно поэтому больной-гипертоник и может жить, работать и нередко довольно многие годы. Питание тканей и функция органов адаптируются, приноравливаются к высокому кровяному давлению, и снижение последнего до нормальных цифр (например с 200/110 до 120/70) будет означать для нашего больного не что иное, как нарушение гомеостаза. Так иногда физиологическая норма может выступать нарушением «нормы болезни». Мозг, сердце и другие органы, адаптированные к питанию при высоком АД, отреагируют на его внезапное снижение до возрастной нормы, как те же органы здорового человека на острую гипотонию. Вот почему опытный клиницист никогда не стремится добиться быстрого снижения артериального давления у гипертоника.

Наш пример позволяет поднять еще весьма важный, но пока слабо изученный вопрос о роли и соподчиненности обратных связей в пределах регуляции какой-либо функции. Сигналы с барорецепторов, по-видимому, имеют ведущее значение в поддержании стабильного артериального давления у здорового человека. Но рецепторы этого типа сравнительно быстро адаптируются как к стойкому изменению уровня АД (гипертония), так и к отсутствию его колебаний (невесомость).

В подобных условиях роль главного «информатора» сосудодвигательного центра должны брать на себя иные чувствительные окончания (возможно, хеморецепторы, осморецепторы и мн. др.).

Благодаря их работе и поддерживается состояние относительного гомеостаза на новом уровне. Достигнутое равновесие оказывается значительно менее устойчивым, чем у здорового человека, и относительно легко нарушается. Общеизвестны склонности таких больных к внезапным подъемам АД (гипертонические кризы) и его падению (ортостатический коллапс). Из этого мы делаем вывод, что болезнь есть состояние неустойчивости режима само регуляции живой системы.

«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: