Метод «проб и ошибок», «лекарство — результат»


Метод «проб и ошибок», «лекарство — результат»

Метод «проб и ошибок», «лекарство — результат» — вот основной путь медицины прошлого. И это в период, когда в общих теориях недостатка не было: учение о жидкостях Пифагора и Гиппократа, о природных силах организма Галена, о четырех влияниях Парацельса, клеточная теория болезней Вирхова и, наконец, теория нервизма И. П. Павлова и А. Д. Сперанского. Однако и П. Эрлих с его сальварсаном, и Ф. Месмер с магнетическим флюидом делали не что иное, как создавали сигналы на входе «черного ящика» и, наблюдая выход — реакцию человека, корректировали методы лечения.

Сейчас количество фактов, накопленных медициной, очень велико. Порой они разноречивы и неточны. И это дает основание Н. М. Амосову говорить: «Мы стоим в недоумении перед сложностью организма, едва улавливая некоторые закономерности его жизни, и хотя можем в какой-то степени воздействовать на них, но делаем это зачастую ощупью, наугад».

Сегодня в медицине все шире начали применять методы кибернетики. И не только к целому организму, но и к моделированию функций различных отдельных органов, моделированию динамики процесса приспособления к изменившимся условиям среды.

Моделирование ведется с привлечением математических средств и новейшей вычислительной техники.

Медицина переходит от качественных описаний работы организма к количественному описанию динамики его работы. В результате синтеза количественных и качественных подходов должны появиться новые методы повышения равновесия организма, его стойкости по отношению к самым сильным и разнообразным воздействиям внешней среды.

А вот высказывание патолога А. Д. Сперанского (1935): «Совершенно очевидно, что медицина не скоро достигнет своей цели, если будет идти от одного специального случая к другому специальному случаю. До тех пор, пока природу всех без исключения патологических процессов не удастся охватить одной общей характеристикой…, у нас не будет теории медицины, т. е. не будет надежды раз и навсегда покончить с анархической формой развития медицины как науки и перейти к плановой систематической работе. Новое направление в патологии, которое может возникнуть из изучения роли нервных компонентов патологических процессов, стремится к решению обеих задач, необходимых для создания теории медицины».

В настоящее время медицина разрабатывает теорию лечения.

Теория лечения — это теория управления психосоматическими процессами в организме человека. Даже лекарственное воздействе на организм не является исключением.

Действие лекарств представляет собой не что иное, как «насильственное» изменение сложившихся в результате патологии или в норме отношений между органами и регулирующими системами. С этой точки зрения фармакологическое вмешательство оказывается для организма дополнительным раздражителем, изменяющим течение многих процессов и рождающим новую информацию. Поток ее поступает в мозг, перерабатывается и становится источником различных вторичных реакций.

Примером вторичной реакции на введение лекарственного вещества является уменьшение частоты сердечных сокращений при назначении мезатона. Это сосудосуживающее средство практически не оказывает прямого влияния на сердце.

Следовательно, брадикардию нельзя связать с торможением синусового узла, «задающего ритм». Она находит простое объяснение в активации барорецепторов сосудистого ложа возросшим давлением крови и рефлекторном (для компенсации гипертензии) торможении работы сердца. Или наоборот: кровопотеря при ранении вызывает рефлекторную тахикардию.

«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: