Роль нервной системы в жизнедеятельности организма


Роль нервной системы в жизнедеятельности организма

Ныне интегрирующая роль нервной системы в жизнедеятельности организма считается общепризнанной. Но перед физиологией и медициной сегодня стоит задача разработки вопроса о различных уровнях, формах и степенях сложности этих интеграции. Еще в 1949 г. Л. А. Орбели писал, что интегративная функция, функция объединения органов, установления между ними взаимоотношений, превращения всех органов в единое целое, в какой-то целостный организм — именно организм, а не конгломерат органов, — это есть основная функция нервной системы и осуществляется она на различных уровнях, очевидно, с «различной степенью сложности и с различной степенью биологической важности».

В современной медицине не получила поддержки точка зрения патологов, согласно которой всякая болезнь возникает в результате повреждения только нервной системы и прежде всего коры полушарий головного мозга. Конечно, нервная система, как и другие системы организма, может поражаться и непосредственно, и опосредованно, и тем самым вызывать дезинтеграцию организма.

Развитие молекулярной биологии вновь оживило тенденции к элементаризму, что встревожило многих видных биологов и медиков. Так, Г. Селье в работе «На уровне целого организма» (1972) писал: «Жизнь не является простой суммой своих составных частей… Жизнь клетки в ее нерасчлененном веществе. Чем дальше вы расчленяете эти живые комплексы, тем дальше вы уходите от биологии и в конце концов вам остаются только величественные, вечные и всеобъемлющие физические законы неживой природы».

Таким образом, благодаря прогрессу науки постоянно возникает противоречие в познании живой материи — от элементаризма к целостности и от последней — вновь к элементаристскому расчленению. Мысль исследователей неизбежно сталкивается с познавательным парадоксом, отмеченным еще в XIX веке Ф. Шеллингом: как познавать целое раньше частей, если это предполагает знание частей раньше целого?

Уровень изучения патологического процесса не всегда совпадает с уровнем организации живого. Патологический процесс необходимо изучать на всех уровнях — начиная с уровня элементарных частиц, квантово-механических процессов, ионов, малых молекул и их блоков, полимеров, макромолекул.

Но все это — пока добиологический уровень. Нижний порог сложности организации самой элементарной биологической системы не может быть ниже нуклеопротеида (эобионта, вируса) и клетки. Клетка должна быть признана основной элементарной биологи ческой единицей патологического процесса. Впрочем, в настоящее время уже говорят о субклеточной патологии и не без оснований (А. П. Авцын).

В истории раскрытия сущности низшего уровня организации живого четко прослеживается внутреннее противоречие между аналитизмом (элементаризмом) и абстрактным синтетизмом, между целостным представлением о живом и попыткой представить его расчлененным, между непрерывным и прерывным пониманием жизни. В разрешении этих противоречий шло развитие патологии. Эти тенденции нередко прослеживаются и в наши дни [Крыжановский Г. Н., 1980].

Диалектико-материалистическое понимание целостности патологического процесса дает возможность познавать не только его части, элементы, но и природу взаимодействия между ними. И тем самым в теории патологии открывается возможность преодолеть не только метафизический аналитизм, но и абстрактный синтетизм. Изучение закона реактивности биосистем позволяет нам раскрыть конкретное многообразие интеграции и дезинтеграции в целостной природе патологического процесса.

Закон реактивности биологических систем [Петленко В. П., 1968, 1976] направлен на сохранение и самовоспроизведение целостной природы живого; он выражает наиболее существенное («атрибутивное») во всех системных уровнях живого. Вопрос об надындивидуальных уровнях проявления закона реактивности требует особого анализа. Человеческая популяция необычайно гетерогенна.

Гетерогенной является и ее реактивность. Об этом свидетельствуют многочисленные факты сдвига адаптивных показателей людей в процессе освоения Мирового океана, Космоса, Дальнего Востока и Севера [В. П. Казначеев, 1980].

«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: