Закон реактивности


Закон реактивности

Закон реактивности ограничивает процессы жизнедеятельности диапазоном приспособительных возможностей целостной живой системы. Это достигается с помощью многообразных механизмов прямой и обратной связи — основных механизмов реализации закона реактивности. Закон реактивности определяет соподчиненные отношения между различными уровнями живого, начиная с клеточного и кончая организменным. Поэтому реализация закона реактивности осуществляется в диапазоне от простой раздражимости до механизмов нервного аппарата.

Нервная система есть высший и основной (но далеко не единственный) уровень реактивной интеграции патологического процесса.

В самом общем биологическом плане закон реактивности представляет собой объективное свойство организма отвечать стереотипично-специфическими реакциями на различного рода воздействия. Вот почему закон реактивности может рассматриваться как всеобщая и необходимая форма связи организма и среды и как всеобщая и необходимая форма интеграции уровней в рамках живой системы. Поэтому закон реактивности позволяет преодолевать метафизический локализационизм в теории патологии. Целостность патологического процесса не исключает его относительной локализации и автономности; лишь в рамках целостной организации возможно существование относительно локальных процессов. Степень локализации патологического процесса зависит от состояния реактивности организма.

Если норма и патология в своей целостности могут быть достаточно корректно описаны на биологическом уровне, то характеристика здоровья и болезней человека требует перехода к следующему уровню — уровню социальных связей и отношений. Здоровье и болезнь как системная характеристика человека в целом есть характеристика его социальных состояний. Нормальными или патологическими могут быть и молекулярные, и клеточно-тканевые системы, и органы (системы).

Естественно, что здоровье и болезнь связаны с нормальными или патологическими изменениями частей организма. Процессы в частях (нормальные или патологические) связаны с процессами в целом организме (здоровьем или болезнью). Относительная автономность этих процессов и обусловливает тот факт, что существование нормальных или патологически измененных частей совсем не тождественно наличию здоровья и болезни.

Процессы в частях организма протекают относительно автономно. Вместе с тем их течение подвержено влиянию целостного организма. Именно поэтому существует лишь относительная автономия частей организма. Если бы состояние здоровья было связано с полной автономностью всех без исключения частей организма, тогда практически были бы только больные организмы, так как у всех организмов можно найти патологические изменения или выход из строя частей организма (элементы предболезни).

Однако человека с плохо сросшимся переломом кости или перенесшего туберкулез и гепатит, имеющего соответствующие патологические остаточные явления, но хорошо себя чувствующего, обладающего нормальной (или приближенной к нормальной) выносливостью, — такого человека нельзя характеризовать как больного. То же относится и к человеку, у которого удален определенный орган.

Поэтому не патологически измененные части сами по себе являются мерой измерения здоровья и болезни, а их актуальные и генетические связи с общей функцией организма. В основу нормы как меры различения здоровья и болезни должна быть положена оптимальная величина стабильности целостного организма. Исходя из нормальной величины отдельных параметров организма, можно отличить нормальные параметры от патологических, но нельзя распознать здоровье и болезнь. Последнее предполагает, что обнаруженные параметры понимаются в их связи с общей функцией организма.

Современный врач-клиницист, как правило, фиксирует болезнь или ее отсутствие.

Однако уже Гален указывал на существование трех состояний: здоровье, переходное состояние и болезнь.

Авиценна (1954) фиксирует шесть степеней здоровья и болезни:

«Бывает тело здоровое до предела, тело здоровое, но не до предела, тело не здоровое, но и не больное…, затем тело в хорошем состоянии, быстро воспринимающее здоровье, затем тело, больное легким недугом, затем тело, больное до предела».

Из этих шести состояний Авиценна только два относит к болезни, а остальные четыре — к различным степеням здоровья.

«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: