Механизм развития эстетических потребностей


Механизм развития эстетических потребностей

Поскольку эстетические потребности столь специфически значимы для человеческой деятельности, возник своеобразный механизм развития этих потребностей. Если в филогенезе отношение эстетической потребности и деятельности можно выразить формулой: деятельность — потребность — деятельность, то в онтогенезе это соотношение схематически выглядит таким образом: потребность — деятельность — потребность (М. С. Каган).

Связь потребности и деятельности можно представить в двух планах: субъективном и объективном. Объективная связь раскрывает место и роль потребности в детерминации деятельности, субъективная — в ее мотивации.

Детерминация деятельности развертывается в основном в плоскости: условия, вызывающие потребность, — потребность — условия реализации потребности.

Превращение потребности в причину деятельности связано с объективными условиями, причем потребность опосредована двусторонне: условиями, вызывающими потребность, и условиями, благоприятствующими ее реализации. Последние выступают в двух формах: объективной (среда и средства деятельности) и субъективной (личностные способности к деятельности).

Все факторы детерминации деятельности, в том числе и способности, не зависят от сознания личности и поэтому могут рассматриваться как объективные, создающие возможность деятельности.

Если в структуру детерминации деятельности входят потребности как объективное состояние личности, то в структуру мотивации входят субъективные формы бытия потребности, влечения, желания, запросы, интересы, цели, планы, программы. Мотивация деятельности — это последовательное нарастание субъективных форм побуждения к деятельности.

Иерархия этих форм, имеющих своим фундаментом объективные потребности, определяется степенью осознанности, устойчивости и предметности потребностей личности. Это движение в субъективной плоскости начинается с влечений и завершается формированием программы деятельности.

Потребность связана с деятельностью и по линии предметности. Если исходить из структуры человеческой деятельности, предложенной М. С. Каганом, то предметная развернутость деятельности общества может быть представлена в четырех видах: вещи, знания, ценности, люди. Соответственно, и потребность выступает в четырех формах: потребность в вещах, потребность в знаниях, потребность в ценностях, потребность в другом человеке. Деятельный аспект анализа неизбежно включается во все четыре формы.

Проблема соотнесенности потребности и способности как двух важнейших характеристик человека в его отношении к деятельности еще недостаточно изучена в философской и медицинской литературе. Несомненно, однако, что деятельность субъекта имеет место лишь тогда, когда он обладает потребностью в ней и способностью к ней.

Еще древнекитайские врачи относили здоровье человека к богатству, которое не ценится при наличии и оплакивается в случае потери. М. Петтенкофер уподоблял беспечных к своему здоровью лиц прожигателям случайно доставшегося наследства. Польский врач-гуманист В. Беганьски сказал, что «здоровье — это не все, но без здоровья все является ничем».

Ренессанс ценностных проблем в последние годы сказался, несомненно, на определениях здоровья и болезни, в них стал преобладать ценностный аспект, подчеркивание социальной и личностной ценности здоровья. В настоящее время в международном плане распространено определение понятия здоровья, данное в Уставе ВОЗ: «Здоровье является состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезни или физических дефектов».

В нашей стране здоровье — неотъемлемое конституционное право человека, а реальное обеспечение этого права — важнейшая задача социалистического общества.

В связи с тем, что «благополучие» связано с возможностями приспособления к внешней среде, И. В. Давыдовский определял здоровье как полноту приспособления, а болезнь — как нарушение адаптации.

Болгарские ученые М. Попов и М. Михайлов (1975) пишут:

«Под здоровьем в общем плане понимают возможность организма человека адаптироваться к изменениям окружающей среды, взаимодействуя с ней свободно, на основе биологической, психологической и социальной сущности человека… Здоровье представляет ценность».

А. М. Изуткин (1975), анализируя определение болезни как стесненной в своей свободе жизни, пишет, что здоровье означает свободу деятельности человека.

Болезнь
— ограничение свободы. Здоровье создает предпосылки для свободы проявления биологических и социальных возможностей человека и их превращения в действительность.

Свобода человека — один из показателей его физического совершенства. Физическое совершенство — это гармоническое единство телесного и психического здоровья.

А. Ф. Полис (1975) отмечает, что человек психически здоров, если его интеллектуальные, эмоциональные и волевые качества вполне позволяют трудиться и общаться, т. е. не препятствуют оптимальному выполнению социальной роли. У. А. Кагермазов (1975) определяет здоровье как состояние, позволяющее «отправлять наибольшее количество видоспецифических функций при наиболее экономичном энергетическом режиме».

Иногда желая дать максимум краткости, определяют здоровье как «отсутствие болезни».


«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: