Форма


Форма

Форма как пространственная организация организма образуется в онтогенезе. У млекопитающих «морфогенез» (в наиболее употребительном узком значении этого термина), т. е. органогенез, происходит в период внутриутробного развития [Кнорре А. Г., 1971].

Однако этим процесс формообразования не ограничивается, а, как было отмечено выше, продолжается также и в последующие периоды. Постнатальная динамика формы вследствие изменения пропорций целостного организма, его органов и их структурных элементов является одним из аспектов морфопроцесса, связанных с программированным дифференциальным ростом. Не только многие индивидуальные, но и популяционные, и видовые морфологические различия возникают как следствие в разнице скоростей роста частей и отдельных структур организма.

Эволюционно-морфологические исследования должны, следовательно, учитывать весь сложный комплекс проявлений роста во все периоды развития организма и на всех уровнях биологической организации.

Поскольку в морфологии специальное популяционное направление по сравнению, например, с генетикой или экологией стало формироваться со значительным опозданием и в настоящее время находится практически в стадии становления, то его предмет, метод, концептуальная система и терминологические средства остаются пока еще недостаточно разработанными.

В этих условиях суть, значение и дальнейшие перспективы этого направления понимаются различно.

Для успешной разработки теоретических основ данного направления необходимо рассмотрение этих вопросов не только с позиций популяционных, но и в связи с общими проблемами развития морфологии. В то же время их анализ является одной из предпосылок создания новых синтетических подходов к самой морфологии [Паавер К. Л., 1976].

Положение, согласно которому задачей популяционной морфологии является изучение популяции морфологическими методами, ввиду его общего характера не фиксирует специфики предмета рассматриваемого направления достаточно разносторонне.

Для более полной характеристики сущности и перспектив популяционной морфологии требуются дальнейшая конкретизация ее целей с разграничением основных познавательных и обслуживающих функций и уточнение ее соотношений с другими отраслями популяционной биологии, прежде всего с теми, которые для своих выводов также используют анализ морфологических данных. Уточнение предмета популяционной морфологии представляет довольно трудную задачу, в частности ввиду неразработанности целей изучения популяций с позиций морфологии как фундаментальной дисциплины.

Последовательное проведение взгляда на форму живого как на организацию не только пространственную, но и временную, организацию не только вещества, но и процессов возможно лишь на основе материалистической диалектики.

Многие закономерности диалектической взаимосвязи содержания и формы справедливы для взаимосвязи функций и структур организмов. Иначе говоря, не только о содержании и форме, но и о функции и структуре можно сказать, что они представляют противоречивое единство, в котором функции выполняют определенную формообразующую роль, а структуры являются не просто пассивным следствием функции, а играют активную роль, способствуя становлению и развитию соответствующих функций.

Вместе с тем во взаимоотношениях функции и структуры в органической природе есть и свои специфические моменты, отличающие эти взаимоотношения от взаимосвязи содержания и формы.

Они обусловлены наличием ряда соподчиненных уровней в организации живого и тем, что любая физиологическая функция организма не охватывает всего содержания, а лишь один из его элементов, приуроченный к определенной морфологической структуре. Морфологические структуры, в свою очередь, можно рассматривать как внешнее проявление формы, взаиморасположения элементов содержания в пространстве.

Отношение «функция — структура» включает в себя наряду с тождеством различие и противоречие. Каждый из относительно самостоятельных органов сложной живой системы является выражением внутренне противоречивого единства (даже известного тождества) формы и функции. При поверхностном рассмотрении, когда деятельность берется только как выражение внешней работы органа, его внутренняя противоречивость обычно не учитывается. Вследствие этого и форму как структуру начинают рассматривать упрощенно — только как пространственное образование.

При этом забывают, что внутренней стороной формы является способ связи и взаимодействия элементов и процессов во времени. Содержание любого явления представляет сложную систему взаимосвязанных элементов, составляющих в своем закономерном сочетании данный объект. Совокупность взаимосвязей и взаимодействий этих элементов принято называть внутренней формой. Структура живой системы, таким образом, выступает как единство внутренней формы и содержания [Паавер К Л., 1976; Петленко В. П., 1968].

В живой системе диалектично взаимодействуют две линии детерминации — генотипическая и функциональная. При этом первая действует через посредство второй. Функционирование системы наследственно детерминировано и имеет своей основой наследственную структуру (генотип). Но реализация возможностей генотипа определяется характером функционирования и зависит от внутренних и внешних условий.

Исследования последних лет показывают, что гены выполняют свои морфогенетические функции не как изолированные химические структуры молекул ДНК, а как элементы сложной управляющей системы.

Так, изучение индукции и репрессии синтеза ферментов у бактерий показало, что наряду с генами, несущими информацию о строении соответствующих белков-ферментов (структурные гены) имеются также особые генырегуляторы, обеспечивающие включение или выключение структурных генов. Группа структурных генов и их геноврегуляторов образует весьма сложную систему, осуществляющую тончайшую адаптацию бактерий к условиям внешней среды.

Наличие таких сложных взаимодействующих систем в геноме резко проявляется при болезнях, связанных с врожденным повреждением тех или иных частей генетического аппарата (мутация одного гена, нарушение части хромосомы или целой хромосомы, лишняя хромосома). Даже в случае мутации одного гена проявления болезни имеют неоднозначно выраженный характер.

А. И. Струков (1978) пишет: «Понять диалектику взаимоотношений структуры и функции сложных биологических объектов в условиях нормы и патологии можно только при системном подходе к их изучению с позиций концепции структурных уровней.

Системный подход дает возможность преодолеть методологические ошибки и заблуждения, присущие морфологическому идеализму, функционализму, редукционизму, органицизму, отвергнуть неправильные представления о примате функции и функциональных болезнях.

Вместе с тем он нацеливает ученых на постоянные поиски морфологического субстрата, адекватного изучаемой функции». К анализу этой методологической проблемы мы и переходим.

«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: