Научные труды, посвященные сибирской язве

Главная / Зоонозы / Сибирская язва / Научные труды, посвященные сибирской язве

В конце XVIII века в России появляется ряд научных трудов, посвященных сибирской язве. Иван Петерсон (г. Тобольск) в 1790 году и Михайло Гамалея (Пермь) в 1792 году указали на то, что сибирская язва распространяется среди животных кровососущими насекомыми. М. Гамалея писал, что насекомые, напившиеся крови больных животных, если они затем перелетают на людей, при укусах заражают их сибирской язвой. Прошло более столетия, пока это наблюдение русских ученых было подтверждено экспериментально.

Из работ того периода наибольшее значение имели труды врача Степана Семеновича Андриевского (1760— 1818). 18 июля 1788 года в Челябинске он в целях научных исследований сам себя заразил сибирской язвой, введя себе материал от больных животных. Этим смелым и опасным экспериментом ученый доказал, что сибирская язва (кстати, сам термин «сибирская язва» принадлежит Андриевскому) человека и животных — одно и то же заболевание и что оно заразно. В том же 1788 году Андриевский написал работу «О сибирской язве». Указанное сочинение до нас не дошло, равно как и подробное описание этой болезни, написанное в 90-х годах.

Сохранилась печатная работа С. С. Андриевского, изданная в 1796 году под названием «Краткое описание сибирской язвы, содержащее предохранительные и врачевательные средства в пользу простого народа». В этом сочинении, в частности, рекомендуется: при появлении заболеваний среди животных не разрешать торговлю скотом; запрещать снимать шкуры с павших от сибирской язвы животных; изолировать больной скот; не использовать сбрую от больных лошадей; глубоко закапывать туши погибших животных; не допускать работы со здоровым скотом в одежде, в которой человек находился около больных животных. Все эти рекомендации не потеряли значения и в наши дни.

Не следует думать, что распространение сибирской язвы в России в XVIII веке ограничивалось Сибирью, Алтаем, Уралом. Очень тяжелое эпизоотическое заболевание (по всей вероятности, все та же сибирская язва) охватило в 1756 и 1761 годах Петербург и Петербургскую губернию. В столице было настолько много павших животных, что их туши даже валялись на улицах. На фоне этих эпизоотий, поразивших также Москву, наблюдались и заболевания людей.

Изучение сибиреязвенной инфекции продолжалось в России и в последующем столетии. В 1805 году при медицинских факультетах стали функционировать кафедры «скотолечения», что укрепило связь медицины с ветеринарией; тремя годами позже в Москве и Петербурге были основаны ветеринарные училища.
Однако несмотря на успешные исследования ученых и их практические рекомендации, сибирская язва как в России, так и за рубежом продолжала наносить существенный урон здоровью населения и большой экономический ущерб.


«Зоонозы», Д.И.Дранкин

Смотрите также: