Легочная сибирская язва

Главная / Зоонозы / Сибирская язва / Легочная сибирская язва

Что же касается легочной сибирской язвы, то сейчас трудно найти врача даже с тридцатилетним стажем, который бы видел такого больного. В прошлом веке легочная форма сибирской язвы носила профессиональный характер и была известна как «болезнь тряпичников», «болезнь шерстобитов», собиравших загрязненное спорами тряпье или обрабатывающих шерсть.

По своему течению легочная форма сибирской язвы напоминает легочную чуму, которая до появления современных методов лечения почти неизбежно заканчивалась гибелью больных. Но у этих двух заболеваний есть существенное отличие. Сибирская язва не передается от человека к человеку, тогда как больной легочной чумой очень заразен и может дать начало эпидемии легочной чумы.

В числе медиков, которым пришлось встречаться с легочной формой сибирской язвы, был молодой врач Николай Александрович Семашко — тогда (это было в начале века) активный участник революционного движения, в будущем первый нарком здравоохранения нашей страны.

Н. А. Семашко, окончившего Казанский университет, в 1901 году направили в деревню Новая Александрия, Новоузенского уезда, Самарской губернии, где была заподозрена легочная ,чума. Это заболевание наблюдалось в деревне в течение 2,5 лет и неизменно кончалось смертью больных. Появлялись даже предложения о полном уничтожении села и переводе жителей на новое место.

Н. А. Семашко удалось доказать, что в данном случае речь идет не о чуме, а о легочной форме сибирской язвы; им были рекомендованы меры по прекращению новых заболеваний, которые способствовали борьбе с эпидемической вспышкой.

Хотя сейчас заболевания кишечной и легочной сибирской язвой почти не встречаются, но забывать о возможности их возникновения, очевидно, не следует. В связи с этим хочется привести данные из статьи эпидемиолога А. В. Машкова, в которой была описана группа заболеваний в 50-х годах в одной деревне, где до начала вспышки отмечалась сибирская язва у животных.

Вспышка началась с того, что в семье сельского жителя В. заболел 10-летний ребенок, который жаловался на сильные боли в животе. Через два дня ребенок скончался. Эпидемиологическая обстановка в деревне была настолько благоприятной, что врачам и в голову не могло прийти, что они имеют дело с заболеванием сибирской язвой. Местными медицинскими работниками был поставлен диагноз «крупозная пневмония». В следующие месяцы один за другим стали умирать члены семьи В., в том числе сам хозяин, а также родственники, приходившие в эту семью и участвующие в поминках по умершим.

При заболеваниях детей смерть наступала через 10—12 ч, взрослые умирали на 4—6 сут. У заболевших отмечались сильные боли в животе, в некоторых случаях сильный кашель с обильной кровавой мокротой. При жизни диагноз ни в одном случае не был поставлен, и только через три месяца после начала вспышки при исследовании трупа одного из больных лабораторно был выявлен возбудитель сибирской язвы.

Эпидемиологам удалось установить, что весной того года у В. пало два ягненка, трупы которых были закопаны на огороде.

Были проведены срочные противоэпидемиологические мероприятия, благодаря которым вспышка сибирской язвы прекратилась. Врачи провели среди населения санитарно-разъяснительную работу. В частности, было указано на то, что заболевших и павших животных следует обязательно показывать ветеринарному врачу. Только он (при необходимости совместно с врачами санитарно-эпидемиологической службы) вправе решать, какие конкретные меры необходимо предпринимать, где и как организовывать скотомогильники.

Приведенный случай является свидетельством тому, что не только у врачей, но и у населения, владеющего животными, должна быть эпидемиологическая настороженность в отношении зоонозных заболеваний.


«Зоонозы», Д.И.Дранкин

Смотрите также: