Имитация обратной связи


Имитация обратной связи

В определенных условиях имитация обратной связи может становиться целью терапии. Так, при гиперфункции щитовидной железы назначением неактивных аналогов тироксина (дийодтирозина) удается «реактивно обмануть» гипофиз, который принимает препарат за истинный гормон и перестает активизировать железу.

Последняя уменьшается в размерах, секреция ее падает, тиреотоксикоз ослабляется или исчезает. Более сложные отношения складываются при использовании в качестве контрацептивного средства аналогов гормона желтого тела — прогестерона. Как известно, истинное желтое тело образуется лишь после оплодотворения яйцеклетки и начинает усиленно продуцировать прогестерон. В условиях уже имеющейся беременности оплодотворение второй яйцеклетки представляет большую опасность для развивающегося плода, а стало быть, для вида в целом.

Природа «нашла» простой способ защиты. Прогестерону, наряду с прочими функциями, «поручено» по механизму обратной гуморальной связи тормозить секрецию фолликулостимулирующего гормона. Созревание яйцеклеток в яичниках прекращается, и новое оплодотворение становится невозможным. Во всех этих примерах реактивность осуществлялась по преимуществу на уровне безусловно-рефлекторном. Рассмотрим условно-рефлекторное воспроизведение лечебного эффекта.

Возможность образования условного рефлекса на введение лекарственного препарата сегодня хорошо известна каждому врачу. Возможность выработки условного рефлекса на процедуру приема сейчас пытаются даже учесть при клинической оценке эффективности новых лекарственных средств.

Для этого одной группе больных авторитетный врач дает новый препарат, — другой — в такой же лекарственной форме — индифферентное вещество (скажем, сахар).

Последнее получило название «плацебо», т. е. «пустышка». Затем результаты в двух группах сравнивают, и разница расценивается как показатель эффективности лекарства. Известно, что назначение плацебо нередко дает четкий лечебный эффект. Частота последнего при разных патологических состояниях колеблется в пределах от 12 до 58%.

Однако для этого необходим ряд «психогенных» условно-рефлекторных факторов: авторитет врача, вся обстановка клиники («стены помогают») и опыт приема лекарств, помогавших в прошлом при сходном заболевании. Если эти условия соблюдаются, то плацебо дает положительный результат при болях в послеоперационном периоде в 25 — 40 % и в 15 — 29 % случаев при стенокардии.

Следует допустить, что в процессе индивидуального опыта информация об изменениях в организме, вызванных помогавшим лекарством, записывается нервными клетками и связывается с процедурой приема. Эти изменения (в том числе лечебный эффект) и воспроизводятся условно-рефлекторно при получении плацебо.

В теории лечения еще ждут научной разработки следующие проблемы:

  1. влияние психики на течение соматических процессов и изменения самой психики под воздействием болезни;
  2. субъективное и объективное в жизни больного;
  3. соотношение биологического и социального в жизни больного.

Этим занимаются физиологи, психологи, медики, философы.

Задачей философско-этического исследования является определение того, какие выводы вытекают из научного решения этих проблем для развития врачебной этики. Например, степень влияния биологического фактора на поступки и поведение человека в здоровом состоянии определяется через социальный фактор.

В болезненном состоянии часто нарушается субординация биологического и социального, может происходить временное преобладание биологического фактора, подавление социального, нравственного.

Поэтому врачебная этика не должна игнорировать роль больного, в то же время больного надо рассматривать как личность, которая и в болезненном состоянии остается социальным существом.

«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: