Проблема потребностей в теории медицины


Проблема потребностей в теории медицины

Система потребностей и способы их удовлетворения

Отказ от взгляда на мышление человека как на первоисточник и движущую силу его поступков и деятельности, признание потребностей в качестве основной и определяющей причины человеческих поступков является величайшим завоеванием марксистской философской мысли, послужившим началом подлинно научного объяснения целенаправленного поведения людей. В последнее время это получает экспериментальное подтверждение.

В «Немецкой идеологии» К. Маркс и Ф. Энгельс писали:

«Никто не может сделать что-нибудь, не делая этого вместе с тем ради какой-либо из своих потребностей и ради органа этой потребности»1.

«Без потребности, — писал К. Маркс, — нет производства»2.

Основополагающий принцип диалектико-материалистического подхода к анализу высшей нервной деятельности человека вытекает из положения К. Маркса и Ф. Энгельса о том, что движущей силой человеческих поступков являются человеческие потребности.

Потребности человека представляют собой тот материальный фундамент, на котором строятся все поведение и вся его психическая деятельность, включая мышление, эмоции и волю. Потребности динамичны, имеют тенденцию к усложнению, обогащению, трансформации.

Система наличных потребностей делает поведение человека активным. При этом ближайшим к потребностям функциональным звеном поведения является мотивация. Мотивация — это внутренняя потребность человека, соотнесенная с внешней средой. «Мотивация без лежащей в ее основе потребности не существует, — пишет П. В. Симонов. — Признание центрального положения потребностей в структуре человеческого поведения требует рассмотрения любых других его компонентов, будь то действие, мышление или чувства, в их отношении к потребностям, специфике конкретных потребностей и вероятности их удовлетворения» [Симонов П. В., 1975].

Потребность лежит в основе всех психических актов человека: разума, эмоции и воли. «Мысль — не последняя инстанция. Сама мысль рождается не из другой мысли, а из мотивирующей сферы нашего сознания, которая охватывает наши влечения и потребности, наши интересы и убеждения, наши аффекты и эмоции. За мыслью стоит аффективная и волевая тенденция. Только она может дать ответ на последнее «почему» в анализе мышления» [Выготский Л. С, 1956].

В. Ф. Сержантов (1974) отмечает, что «проблема состоит не в том, чтобы очистить человеко-знание от биологических знаний, а в том, как найти способ включения результатов биологического познания в систему совокупного знания о человеке. Ибо несомненно, что именно современное состояние различных областей науки позволяет более смело пойти по пути их синтеза в единое представление о человеке и «перекинуть» концептуальный мост от естественнонаучного знания к социологическим и психологическим концепциям.

Мы полагаем, что эта теоретическая миссия может быть возложена на понятие потребности, так как это понятие выражает существенные функции индивида, в которых он выявляет себя как организм и как личность в единстве его социальных и природных связей».

Синтетический, интегральный характер этого понятия (по В. Ф. Сержантову) может быть представлен в следующем виде.

1Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. — Соч., изд. 2-е, т. 3, с. 245.

2Маркс К. Из экономических рукописей. — Маркс К, Энгельс Ф. Соч., изд. 2-е, т. 12, с. 718.


«Основные методологические проблемы теории медицины»,
В.П.Петленко

Смотрите также: