Психогенные факторы


Психогенные факторы

Психогенные факторы влияют на человеческое поведение и эмоциональные процессы через изменение функционального состояния мозга. Психосоциально детерминированные психические расстройства имеют свой биохимический (нейрохимический) субстрат. Нейрохимические изменения необходимо предшествуют изменениям поведения, психического состояния (здесь автор допускает ошибку, поскольку оба процесса протекают одновременно и один является выражением другого). И обратно, данное поведенческое состояние вызывает нейрохимические изменения, которые исчезают при прекращении поведения или могут сохраняться в течение какого-то времени, изменяя чувствительность постсинаптических рецепторов и тем самым функциональную готовность всей системы.

Отсюда выводится принципиальная возможность двух путей терапии: во-первых, может быть сделана попытка нормализовать расстроенные функции мозга (церебральный субстрат психического расстройства), что достигается с помощью таблеток; другая возможность — уменьшить или устранить патогенные стимулы из внутреннего мира индивидуума и из его окружения, этого пытаются достичь психотерапией.

Последний путь может быть действенным лишь до тех пор, пока наблюдаемые расстройства сохраняют связь с содержанием соответствующих переживаний. По мнению автора, это не позволяет считать, что таблетки являются заменителями низшего сорта, и дает основания думать, что оба пути являются полноценными терапевтическими методами, которые дополняют друг друга.

Из приведенных рассуждений, однако, вовсе не вытекает, что психотерапевтическое воздействие в условиях эффективного фармакотерапевтического регулирования (насколько оно сегодня оказывается возможным) является действительно необходимым. Справедливо, что ни одно психическое явление не происходит вне соответствующего нейродинамического процесса, а психогенное воздействие только тогда создает болезнь или болезненное состояние, когда приводит к стойким нарушениям нейродинамики.

Но следует ли из этого, что одного фармакотерапевтического воздействия на эти процессы недостаточно и психологические способы их регулирования могут дать нечто, недоступное ему? Если такой вопрос возможен при обсуждении психогенных расстройств, он еще более уместен в отношении эндогенных заболеваний, в генезе которых психосоциальным факторам в основном отводится роль неспецифического стрессора. Тем не менее на этот вопрос в обоих случаях следует со всей определенностью ответить положительно. Прежде всего здесь нужно иметь в виду содержательную сторону психического переживания, которая недоступна прямому фармакогенному воздействию.

Психическое несводимо к физиологическому не только потому, что представляет субъективное проявление нейродинамических процессов, но и потому, что оно заключает специфическую информацию, не выявляемую из физико-химических свойств и динамических характеристик ее носителя и приобретающую в зависимости от индивидуального опыта и актуальной жизненной ситуации различный личностный смысл, т. е. различные формы регулирующей активности самоорганизующихся нейродинамических структур.

Н. М. van Praag полагает, что наступит время, когда декондиционирование дисфункционального поведения, которое ныне достигается поведенческой терапией, станет доступным психофармакотерапии, которая позволит блокировать механизмы, ответственные за готовность к развитию такого поведения.

И эта мысль вовсе не выглядит фантастичной. Однако никакая фармакотерапия, ни при каких ее успехах не сможет сформировать новые механизмы продуктивного поведения и новые содержательные отношения личности, которые всегда являются продуктом общественного развития человека.


«Фармако-терапевтические основы реабилитации психически больных»,
под ред. Р.Я.Вовина

Смотрите также: