Специфические задачи психотерапии бредовых состояний


Специфические задачи психотерапии бредовых состояний

Р. Я. Бовин и О. Ф. Ерышев (1981) рассмотрели специфические задачи психотерапии бредовых состояний, которой на определенных этапах их фармакотерапевтического регресса авторы придают важное, а иногда и доминирующее значение. Задачу первого этапа психотерапии, начало которого соотносится с выявлением признаков утраты доминантного положения процессуальных симптомов, некоторого ослабления бредовой убежденности и расширения модальности эмоциональных реакций («феномен раскрытия»), авторы видят в оптимизации процесса ретроспективной ауторационализации прежних бредовых высказываний и форм поведения.

Одновременно индивидуальной работой с больным и обсуждением бредовых переживаний в группе тормозится инкапсуляция бреда. Задачей следующего этапа является постепенная, «послойная» подмена переживаний, в наибольшей степени диссонирующих с реальностью, квазиреалистическими идеями, не вступающими в грубый конфликт с действительностью, и постепенная перестройка фабулы бреда до уровня малозначимого конфликта. Особую задачу психотерапии больных с экспансивными формами бреда (изобретательства, высокого предназначения, любовного очарования и др.) авторы видят в «имплантации» по мере редукции бредовых идей новых ценностных ориентации, признанных заменить прежние патологические устремления, отказ от которых часто бывает сопряжен с чувством утраты основной жизненной цели. .

Когда говорят о комбинировании психотерапии с фармакотерапией, имеют в виду так называемую специфическую психотерапию, основанную на конкретных методиках, в отличие от неспецифических, отражающей общее оптимистическое, понимающее отношение к больному, его активацию в малых группах, усилия по сохранению нормальных социальных контактов. Если принципиальная ценность последней никогда и ни у кого не вызывала сомнений, то относительно специфических методов психотерапии вопрос долгое время оставался дискуссионным.

Возражения против применения такой психотерапии у психотических больных (помимо соображений общего плана) чаще всего основываются на опасении, что вскрытие конфликтной психологической проблематики может привести к экзацербации психического заболевания и таким образом свести на нет результаты соматотерапии [Goldberg S. С, 1977].

Как показывает практика, эти опасения не лишены оснований, но скорее указывают на необходимость правильного выбора времени начала работы над конфликтной проблематикой и контроля глубины ее проработки. В тех случаях, когда стабилизация психического состояния недостаточна, а динамика психопатологических проявлений неблагоприятна, вполне оправданы отказ от решения задач наибольшей сложности и использование лишь тех методов психо и социотерапии, которые имеют поддерживающий и тренировочный характер [Воловик В. М. и др., 1980; Вид В. Д. и др., 1982]. Иными словами, здесь необходим такой же клинически дифференцированный подход, как и при использовании любого другого лечебного метода.

Во всяком случае, ни одно из указаний на возможность негативного эффекта какоголибо из методов терапии не может служить убедительным обоснованием полного отказа от его применения, отказа от предоставляемых им преимуществ. Этот вывод подкрепляется рядом контролируемых исследований эффективности комбинированной фармако и психотерапии. G. E. Hogarty (1977, 1979) и М. J. Goldstein и соавт. (1978) изучали относительную ценность пролонгированных нейролептиков и индивидуальной и семейной психотерапии в снижении риска рецидива шизофрении.

Риск был найден минимальным у больных, получавших комбинацию этих методов. Сравнимые данные были получены в группе рецидивирующих депрессий: прогноз их рецидивирования и длительности рецидивов был наиболее благоприятным среди получавших комбинированное лечение [Paykel E. S. et al., 1976]. К такому же выводу относительно длительности рецидивов у больных затяжными депрессиями пришла С. В. Днепровская (1974): средняя длительность госпитализации больных, в лечении которых биологические методы (антидепрессанты) комбинировались с широким спектром психосоциальных воздействий, сократилась с 18,8 до 11,3 мес при эндогенной и с 24,8 до 4,9 мес при эндореактивных депрессиях.

«Фармако-терапевтические основы реабилитации психически больных»,
под ред. Р.Я.Вовина

Смотрите также: