Использование ДС в качестве самостоятельного метода терапии


Использование ДС в качестве самостоятельного метода терапии

Возможно ли использование ДС в качестве самостоятельного метода терапии?

Подобный вопрос достаточно активно обсуждался в литературе [Бовин Р. Я., Фактурович А. Я., 1985; Garner R. et al., 1979]. В наших исследованиях было обнаружено, что, несмотря на значительное улучшение, наступающее после 1-й ДС, в течение ближайших 2 — 3 дней отмечалось либо существенное замедление темпа редукции симптоматики, либо ее возврат на уровень, близкий к исходному.

Повторные сеансы приводили к прогрессирующему улучшению вплоть до полного исчезновения депрессии. При этом было установлено, что наиболее целесообразно проводить лишение сна с интервалом в две восстановительные ночи, по крайней мере в течение 2 нед. Более длительный перерыв, особенно в период первых трех ДС, чреват замедлением процесса выздоровления.

Опыт лечения данным методом показал, что оптимальное количество ДС на терапевтический курс лежит в пределах 4 — 6 сеансов лишения сна. Ограничиваться тремя ДС при незначительных результатах нецелесообразно, т. е. иногда полная редукция депрессии в тех случаях, когда этот метод оказался эффективным, отмечалась лишь после 5-й или 6-й ДС.

По-видимому, следует учитывать также субъективное отношение больного к проводимой терапии. Настоятельная необходимость применять свыше шести сеансов лишения сна также сомнительна. Обычно уже после 5-й ДС возможно; с высокой достоверностью предсказать дальнейшую динамику состояния. Остаточная симптоматика в виде нечетких суточных колебаний настроения, неврозоподобных нарушений обычно с успехом преодолевается на фоне последующего медикаментозного лечения. Для этих целей представляется: оптимальным прием в вечерние часы амитриптилина (до 75 — 100 мг).

Очевидно, особенности метода ДС, используемого в качестве самостоятельного терапевтического вмешательства, требуют определения достаточно надежных прогностических критериев. В настоящее время достаточно надежным способом решения этого вопроса является анализ терапевтических преобразований в течение курса лечения.

Из 72 больных, положительно отреагировавших на ДСГ у 37 человек (51,4%) максимум уменьшения депрессии приходился на первый после бессонной ночи день, у 35 человек (48,4%) — на день после 1-й или 2-й восстановительных ночей, причем чаще всего после первой ночи. У большинства больных отмечался смешанный тип эффекта, т. е. улучшение могло наблюдаться в течение всего 2 — 3дневного цикла 1-й ДС с пиком в один из этих дней. Таким образом, во многих случаях эффекты взаимодополняли друг друга, и поэтому нередко было трудно отделить один от другого. По-видимому, чаще всего встречаются лица с преимущественным реагированием или на бессонную ночь (респондеры-1), или на восстановительную ночь (респондеры-2).

У респондеров-1клиническая картина отличалась большей выраженностью тревожного компонента и несколько меньшей представленностью в структуре синдрома заторможенности, причем данная зависимость наиболее часто проступала в группах, где различия в реагировании были наиболее выраженными.

Респондеры2 обнаруживали наибольшую чувствительность к ДС вне зависимости от типа синдрома. В этой группе даже наличие в клинической картине выраженной тревоги не служило основанием для пессимистических прогнозов.

Однако наиболее благоприятным признаком в плане лечения оказалось доминирование в клинической картине депрессивно-анергической симптоматики, а также выраженной меланхолической симптоматики при неяркой тревоге. Больные с этими нарушениями продемонстрировали полную редукцию депрессии уже после 4-й ДС.

Обращает на себя внимание тот факт, что депрессивные нарушения с отчетливым адинамичным компонентом — признаки, в целом благоприятные в прогностическом отношении для всех больных, — наиболее характерны для респондеров-2.

«Фармако-терапевтические основы реабилитации психически больных»,
под ред. Р.Я.Вовина

Смотрите также: