Стадия относительной стабильности


Стадия относительной стабильности

В результате преобразований, происходящих в ходе «дозревания», клинические проявления как бы вливаются в русло одного из известных клинических типов ремиссии. Это происходит постепенно, поэтому границу между «дозреванием» и стадией относительной стабильности, как правило, точно установить невозможно.

Лишь в 21% наших наблюдений картина после выписки из стационара существенно не менялась.

Ремиссия формировалась сразу в рамках определенного типа, либо стадия «дозревания», вероятно, была короткой и завершалась еще в стационаре. Не исключено, что у некоторых больных рано начавшийся рецидив прерывал еще не вполне «дозревающую» ремиссию.

Возможно также, что в отдельных случаях «дозревание» происходит весьма медленно, так что в пределах длительности нашего наблюдения динамика не была выявлена. Состояние и в том и в другом случае внешне выглядело как стабильная ремиссия.

Клинические типы ремиссий среди наших наблюдений распределились следующим образом (в порядке убывания частоты): гиперстенический (21,8%), астенический (20,9%), параноидный (20,1%), тимопатический (18,1%), абулический (6,3%), психопатоподобный (4,5%), тип «verschroben» (3,6%), аутистический (2,7%), ипохондрический (0,9%), псевдоорганический (0,9%). Распределение типов ремиссии по частоте сопоставимо с данными, приводимыми обычно в литературе, однако полного соответствия здесь нет.

Мы не старались непременно уложить свои наблюдения в рамки какой-либо одной из этих классификаций [Жариков Н. М., 1961; Мелехов Д. Е., 1962; Зеневич Г. В., 1964], так как каждая из них имеет определенные преимущества. Основной принцип деления в приведенном списке — это выделение ведущих в клинической картине расстройств.

Поэтому здесь не дифференцированы, например, варианты параноидных ремиссий, синдрома монотонной активности. Напротив, выделены ипохондрические, аутистические, астенические ремиссии и отдельная рубрика для больных с явлениями «verschrobenheit» и т. д., что делается не всеми авторами.

Подчеркивая значимость клинической типологии, необходимо все же отметить, что выделение ведущих расстройств в структуре ремиссии в ряде случаев представляет значительные сложности. Наряду с картинами, весьма близкими к описаниям того или иного типа, встречаются такие, идентификация которых весьма затруднительна. В их структуре представлены разнообразные по характеру и выраженности расстройства.

В силу этого зачастую трудно определить, что в клинической картине ремиссии является ведущим — рудименты параноидной структуры или абулические явления, астения либо сенестоипохондрические образования, чудаковатость как манера поведения либо аутистическое мировоззрение, насыщенное сверхценными построениями, и т. п. Более того, далеко не всегда разнообразные по характеру проявления согласуются между собою и образуют сколько-нибудь определенную синдромологическую структуру.

Психопатологические проявления самого разного уровня могут сосуществовать, не будучи связаны между собою и образуя противоречивые, порою причудливые сочетания — идеи величия на фоне депримированности, гипоманиакальность и сенестопатические расстройства, дезорганизация речемыслительной деятельности при упорядоченности и даже целеустремленном поведении и т. п. Поэтому отнесение таких картин к тому или иному типу в значительной мере условно.

Поэтому мы не стали бы настаивать на однозначной квалификации клинического типа ремиссии не менее чем в 40% наших наблюдений. Иными словами, мы сталкиваемся с полиморфизмом психопатологических проявлений, на это указывал еще Mayer-Gross как на характерную особенность ремиссионных состояний.

Полиморфизм усугубляется еще и тем, что относительная стабилизация ремиссии вовсе не означает, что состояние больного остается на всем ее протяжении монотонным, неизменным. На протяжении стадии относительной стабильности у подавляющего числа наших больных наблюдались разнообразные колебания в состоянии — как спонтанные, так и спровоцированные.

Наиболее часто это состояния трех видов:

  • колебания интенсивности резидуальных продуктивных расстройств (бредовых, галлюцинаторных, ипохондрических и т. п.);
  • эндогенно обусловленные циркулярные колебания аффекта;
  • обострения тревоги с оживлением на этом фоне резидуальных параноидных расстройств (нередко при сохранении к ним критического отношения).

Кроме этих спонтанных колебаний, наблюдались и ухудшения, спровоцированные различными внешними влияниями. Сюда относятся различные виды декомпенсации при неблагополучных изменениях, происходящих в окружении больного.

Это психопатоподобные поведенческие нарушения при конфликтах с окружающими у больных с резидуальными параноидными расстройствами, реакции у больных с синдромом монотонной активности, аналогичные описанным А. Б. Смулевичем и соавт. (1976).

В 28% наших наблюдений вероятной причиной декомпенсации являлось прекращение приемов нейролептиков. Возобновление лечения в подобных случаях быстро стабилизировало состояние в прежних рамках. Различные виды преходящих изменений возникали у одних и тех же больных.

Лишь в 26% случаев за время наблюдения не было зарегистрировано сколько-нибудь значительных колебаний состояния.

«Фармако-терапевтические основы реабилитации психически больных»,
под ред. Р.Я.Вовина

Смотрите также: